Знание бесконечно, жизнь коротка
  Древнее поселение
 
Хакасия, Ширинский район, деревушка Малая Сыя. Она названа так по ручью, который вырывается из горного ущелья и впадает в шумный и суетный, грохочущий перекатами Белый Июс.
Древнее поселение занимало в своё время огромную площадь. Но необычным оказались не только размеры поселения, а и его характер. Здесь было разбито не временное стойбище бродячих охотников с жалкими шалашами и чумами, в которых можно укрыться на ночь или от непогоды, - здесь существовал многие годы, а может и десятилетия целый посёлок с сооруженными на его территории капитальными землянками. При осмотре посёлка в обрезах старого глиняного карьера удалось обнаружить руины почти десятка наполовину углублённых в глину построек. Учитывая малую плотность населения Сибири в ту отдалённую эпоху, такое густо застроенное жилищами стойбище охотников древнекаменного века вполне можно назвать крупным посёлком, а то и подлинным городом - своеобразным культурным центром благодатной зоны Алтае-Саянской горной страны, представлявшей собой в древности настоящий охотничий рай. Здесь по распадкам между скал и по их склонам проходили миграционные пути диких обитателей Кузнецкого Алатау. Весной они идут к границам степной зоны Хакасии, осенью возвращаются назад. Возможно, на этих каменных тропах десятки тысячелетий назад устраивали свои засады охотники древнекаменного века.
Нельзя не обратить внимание и ещё на одну примечательную особенность в расположении стойбища: оно находилось в устье одного из двух проходов в Круглый лог, опоясывающий возвышенность в центре горной котловины. Уже предварительное определение костей животных, найденных про раскопках жилищ Малой Сыи, поразило разнообразием видового состава. Чаще всего жертвами облав в скальных распадках становились северные олени и горные бараны. Особого внимания заслуживает носорог, кости которого тоже были найдены в древних захоронениях жилых построек. Останки носорогов не встречались на поселениях в бассейнах Енисея и Оби. Открытие их костей доказывает, что Малая Сыя является древнейшей к западу от Ангары палеолитической стоянкой. По времени своего существования поселения Малая Сыя, которое, как выяснилось вскоре, по древности превосходило Мальту на 10000 лет: радиокарбоновая лаборатория Института геологии и геофизики Сибирского отделения Академии наук определила возраст стойбища на берегах Белого Июса в пределах 33000-340000 лет. Благодатные охотничьи угодья восточных отрогов Кузнецкого Алатау избавляли человека от частых перекочёвок, что и предопределило появление на берегах Белого Июса огромного посёлка с капитально возведёнными , рассчитанными на годы жилищами.
Раскопки в Малой Сые позволили ясно представить конструктивные особенности домов ледниковой эпохи Сибири. Строители несомненно обладали архитектурными способностями — они с успехом решили ряд сложных технических проблем. Выкапывали округлый котлован землянки, наиболее углубленная часть которого располагалась в центре, а менее глубокая, шириной в 1,5— 2 метра, находилась на окраине. Этот уступ, или, как его называют иначе — плечики, представлял собой нечто вроде лежанок, на которых проводили большую часть времени обитатели дома. На поверхности этих лежанок на равном расстоянии друг от друга выкапывались ямки для очагов, по-видимому, для каждого семейства своя собственная. Здесь, сyдя по разбросанным костям, хозяйки готовили еду, охотники кололи камень, резали кости и рога, из которых изготовлялись орудия и оружие. Там же производилась окончательная разделка добычи и раскраивались шкуры животных, предназначенные для пошива одежды. Недаром большая часть самых интересных находок, в том числе ножи, скребки, скребла, шилья, резцы, наконечники копий, иглы, заготовки инструментов, концентрировались главным образом на участках лежанок, прилегающих к очагам. Наиболее трудная для строителей жилищ задача заключалась, по-видимому, в перекрытии котлована, площадь которого составляла около пятидесяти квадратных метров.
При раскопках не удалось проследить следы опорных конструкций крыши, но, судя по конфигурации завала, она была земляной и куполообразной по форме. Вход в землянку располагался или сбоку, или, возможно, наверху, в центральной части крыши, где оставалось, круглое отверстие, через которое на дно котлована опускалась лестница. О планировке поселка в целом пока судить невозможно, но удалось отметить, что жилища лепились тесно друг около друга, образуя порой нечто вроде ячеек пчелиных сот. Сложность реконструкции общего вида сибирского города древнекаменного века заключается, однако, в том, что отдельные наблюдения указывают на разновременность построек некоторых рядом расположенных жилищ, о заброшенности одних и, напротив, такой живости и сохранности других, что кажется, хозяева совсем недавно покинули свои домашние очаги. Успешная и разнообразная охота, оседлость жизни, сооружение крупных, капитальных по конструкции жилищ для нескольких семей — все это позволяет представить культуру древнейших обитателей Малой Сыи как относительно развитую и достаточно сложную. Такой вывод подтверждают и превосходно изготовленные каменные, костяные и роговые орудия, использовавшиеся и на охоте, и в хозяйственных работах. Раскопки Малой Сын позволили получить выразительные, замечательные по полноте и разнообразию серии инструментов, которыми пользовались древние охотники. Рассматривая находки с Белого Июса, трудно отделаться от впечатления, что оценка культур древнекаменного века Сибири как отсталых связана главным образом её скудостью и случайностью, материалов, которые ранее привлекались для изучения. Другой не менее серьезный просчет — пренебрежительное отношение к изучению особенностей изделий, когда грубые, лишь слегка оформленные заготовки орудий и случайно обитые речные гальки, поднятые при торопливых поверхностных сборах, выдавались за первозданные инструменты человечества — архаические скребла, которыми обрабатывали шкуры животных, а также сечковидные инструменты, будто бы служившие для рубки. Лишь раскопки на широких площадях и тщательное сопоставление друг с другом всех составных частей коллекций могут раскрыть истинное существо культуры.
Малая Сыя, при бесспорном своеобразии ее инструментов и техники их отделки, почти не отличалась от соответствующих по времени памятников древнекаменного века Европы и Африки. Охотники Кузнецкого Алатау умели скалывать с кремнистых желваков крупные, а если требовалось — и миниатюрные ножевидные пластины. Превосходная тонкая оббивка, ретушь, нанесенная по краю их или на конце, превращала пластины в скребки, скребла, ножи и резцы. Наконечники копий и дротиков на Малой Сые предпочитали изготовлять из кости и рога. Часть инструментов использовалась при работе со специальными вырезанными из рога рукоятками —муфтами.
Набор костяных и роговых отжимников позволял с ювелирной тонкостью и совершенством отделывать рабочие края и плоскости орудий. Что касается примитивных галечных скребел, то они, при ближайшем рассмотрении, оказывались заготовками крупных нуклеусов, то есть желваками камней, с которых скалывали узкие и длинные ножевидные пластины, а примитивные галечные рубящие инструменты представляли зачастую сырьё, едва опробованное мастером.
 
  Сегодня были уже 34600 посетителей (68973 хитов) здесь!  
 
=> Тебе нужна собственная страница в интернете? Тогда нажимай сюда! <=